42. Глава: Вознесение /ми‘радж/

3887 — Передают со слов Малика бин Са‘са‘а, да будет доволен Аллах ими обоими, что пророк Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, рассказал им о ночном путешествии (следующее): «Когда я лежал (на земле) в (пределах) аль-Хатима (или, возможно, он сказал: в Хиджре), кто-то неожиданно явился ко мне, разрезал (мне тело) от сих (пределов) до сих и извлек мое сердце. После этого мне принесли золотой таз, наполненный верой, потом мое сердце омыли, потом наполнили его (верой), потом вернули его (на прежнее) место, а потом ко мне подвели животное белого цвета меньше мула, но больше осла, способное одним шагом покрыть самое большое расстояние, которое оно только могло охватить взором. Потом меня посадили на (это животное), и Джибрил двинулся со мной в путь, а когда он достиг низшего неба и попросил открыть (врата, его) спросили: “Кто это?” Он сказал: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен (его) приход!” Потом (ворота) были открыты, а когда я достиг (низшего неба), то увидел там Адама. (Джибрил) сказал: “Это — твой отец Адам, поприветствуй же его!” Я поприветствовал его, и он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному сыну и праведному пророку!” Затем он вознесся (со мной) ко второму небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он сказал: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” Потом (эти врата) были открыты, а когда я достиг (второго неба), то увидел там Йахйу и ‘Ису, являющихся двоюродными братьями. (Джибрил) сказал: “Это — Йахйа и ‘Иса, поприветствуй же их!” Я поприветствовал (их), и они ответили на приветствие, после чего сказали: “Добро пожаловать праведному брату и праведному пророку!” Затем он вознесся со мной к третьему небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он ответил: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” Потом (эти врата) были открыты, а когда я достиг (третьего неба), то увидел там Йусуфа. (Джибрил) сказал: “Это — Йусуф, поприветствуй же его!” Я поприветствовал его, и он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному брату и праведному пророку!” Затем он вознесся со мной к четвертому небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он сказал: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” Потом (эти врата) были открыты, а когда я достиг (четвертого неба), то (увидел там) Идриса. (Джибрил) сказал: “Это — Идрис, поприветствуй же его!” Я поприветствовал его, и он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному брату и праведному пророку!” Затем он вознесся со мной к пятому небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он сказал: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” — и когда я достиг (пятого неба), то (увидел там) Харуна. (Джибрил) сказал: “Это — Харун, поприветствуй же его!” Я поприветствовал его, и он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному брату и праведному пророку!” Затем он вознесся со мной к шестому небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он сказал: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” — и когда я достиг (шестого неба), то (увидел там) Мусу. (Джибрил) сказал: “Это — Муса, поприветствуй же его!” — и я поприветствовал его, а он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному брату и праведному пророку!” – когда же я покидал (его), он заплакал. Его спросили: “Что заставляет тебя плакать?” – и он сказал: “Я плачу по той причине, что после меня был послан (к людям) молодой человек, а в рай войдет больше (людей) из его общины, чем из моей!” А затем Джибрил вознесся со мной к седьмому небу и попросил открыть (врата. Его) спросили: “Кто это?” Он ответил: “Джибрил”. (Его) спросили: “А кто с тобой?” Он ответил: “Мухаммад”. (Его) спросили: “А за ним посылали?” (Джибрил) сказал: “Да”, и тогда было сказано: “Добро пожаловать ему, сколь прекрасен его приход!” — и когда я достиг (седьмого неба), то (увидел там) Ибрахима. (Джибрил) сказал: “Это — твой отец, поприветствуй же его!” — и я поприветствовал его, а он ответил на приветствие, после чего сказал: “Добро пожаловать праведному сыну и праведному пророку!” А затем я был вознесен к лотосу крайнего предела /сидрат aль-мунтаха/, и оказалось, что плоды его (по размерам) подобны кувшинам из Хаджара, а его листья — слоновьим ушам. (Джибрил) сказал: “Это — лотос крайнего предела”. И оказалось, что там текут четыре реки, две из которых являются скрытыми, а две — видимыми. Я спросил: “Что это за два (вида рек), о Джибрил?” Он ответил: “Что касается скрытых рек, то это две реки, текущие в раю, что же касается двух видимых, то это — Нил и Евфрат”. А потом мне был показан Священный Дом /аль-байт aль-ма‘мур/, в который ежедневно входит по семьдесят тысяч ангелов. Затем мне принесли сосуд с вином, сосуд с молоком и сосуд с медом. Я взял молоко, а (Джибрил) сказал: “Это — (ислам), которого будешь придерживаться ты и твоя община”. После этого мне было вменено в обязанность совершение намазов (, а именно) — пятидесяти намазов ежедневно. Возвращаясь, я прошел мимо Мусы, и он спросил: “Что было велено тебе?” Я ответил: “Мне было велено совершать по пятьдесят намазов ежедневно”. (Муса) сказал: “(Члены) твоей общины не смогут (совершать) по пятьдесят намазов каждый день! Клянусь Аллахом, поистине, я уже испытывал людей до тебя и старался сделать с израильтянами все, что мог, (но напрасно,) возвращайся же к твоему Господу и проси его об облегчении для твоей общины!” Я вернулся, и (Аллах) уменьшил (это количество) на десять (намазов), после чего я вернулся к Мусе, и он сказал мне то же самое. Тогда я вернулся, и (Аллах) уменьшил (оставшееся количество) на десять (намазов), после чего я вернулся к Мусе, и он сказал мне то же самое. Тогда я вернулся, и (Аллах) уменьшил (оставшееся количество) на десять (намазов), после чего я вернулся к Мусе, и он сказал мне то же самое. Тогда я вернулся, и мне было велено (совершать) по десять намазов ежедневно, после чего я вернулся к Мусе, и он сказал мне то же самое. Тогда я вернулся, и мне было велено (совершать) по пять намазов ежедневно, после чего я вернулся к Мусе, и он спросил: “Что было велено тебе?” Я ответил: “Мне было велено совершать по пять намазов ежедневно”. (Муса) сказал: “Поистине, (члены) твоей общины не смогут (совершать и) по пять намазов каждый день! Поистине, я уже испытывал людей до тебя и старался сделать с израильтянами все, что мог, (но напрасно,) возвращайся же к твоему Господу и проси его об облегчении для твоей общины!” Я сказал: “Я просил Господа моего (так много), что мне уже стыдно (просить о чем-то еще)! Я доволен, и я повинуюсь (Ему)!” И, уходя (оттуда), я услышал голос: “Я передал то, чего Я требую, и облегчил (ношу) Своих рабов”».


3888 — Сообщается, что Ибн ‘Аббас, да будет доволен Аллах им и его отцом, о словах Всевышнего «Мы сделали показанное тебе видение искушением для людей» сказал: «Это было (не сновидение, а) видение воочию того, что было показано посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, когда он был ночью перенесен в Иерусалим». (Ибн ‘Аббас относительно слов Всевышнего) «а также дерево, проклятое в Коране» сказал: «Это дерево Заккум».


Ошибка в тексте? Сообщите нам

Арабский текст

٤٢- بَابُ المِعْرَاجِ


٣٨٨٧: حَدَّثَنَا هُدْبَةُ بْنُ خَالِدٍ، حَدَّثَنَا هَمَّامُ بْنُ يَحْيَى، حَدَّثَنَا قَتَادَةُ، عَنْ أَنَسِ بْنِ مَالِكٍ، عَنْ مَالِكِ بْنِ صَعْصَعَةَ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُمَا، أَنَّ نَبِيَّ اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ حَدَّثَهُمْ عَنْ لَيْلَةِ أُسْرِيَ بِهِ: بَيْنَمَا أَنَا فِي الحَطِيمِ، - وَرُبَّمَا قَالَ: فِي الحِجْرِ - مُضْطَجِعًا إِذْ أَتَانِي آتٍ، فَقَدَّ: قَالَ: وَسَمِعْتُهُ يَقُولُ: فَشَقَّ مَا بَيْنَ هَذِهِ إِلَى هَذِهِ - فَقُلْتُ لِلْجَارُودِ وَهُوَ إِلَى جَنْبِي: مَا يَعْنِي بِهِ؟ قَالَ: مِنْ ثُغْرَةِ نَحْرِهِ إِلَى شِعْرَتِهِ، وَسَمِعْتُهُ يَقُولُ: مِنْ قَصِّهِ إِلَى شِعْرَتِهِ - فَاسْتَخْرَجَ قَلْبِي، ثُمَّ أُتِيتُ بِطَسْتٍ مِنْ ذَهَبٍ مَمْلُوءَةٍ إِيمَانًا، فَغُسِلَ قَلْبِي، ثُمَّ حُشِيَ ثُمَّ أُعِيدَ، ثُمَّ أُتِيتُ بِدَابَّةٍ دُونَ البَغْلِ، وَفَوْقَ الحِمَارِ أَبْيَضَ، - فَقَالَ لَهُ الجَارُودُ: هُوَ البُرَاقُ يَا أَبَا حَمْزَةَ؟ قَالَ أَنَسٌ: نَعَمْ - يَضَعُ خَطْوَهُ عِنْدَ أَقْصَى طَرْفِهِ، فَحُمِلْتُ عَلَيْهِ، فَانْطَلَقَ بِي جِبْرِيلُ حَتَّى أَتَى السَّمَاءَ الدُّنْيَا فَاسْتَفْتَحَ، فَقِيلَ مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قِيلَ: مَرْحَبًا بِهِ فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ فَفَتَحَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ فَإِذَا فِيهَا آدَمُ، فَقَالَ: هَذَا أَبُوكَ آدَمُ فَسَلِّمْ عَلَيْهِ، فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ، فَرَدَّ السَّلاَمَ، ثُمَّ قَالَ: مَرْحَبًا بِالِابْنِ الصَّالِحِ، وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ صَعِدَ بِي حَتَّى أَتَى السَّمَاءَ الثَّانِيَةَ، فَاسْتَفْتَحَ قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قِيلَ: مَرْحَبًا بِهِ فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ فَفَتَحَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ إِذَا يَحْيَى وَعِيسَى، وَهُمَا ابْنَا الخَالَةِ، قَالَ: هَذَا يَحْيَى وَعِيسَى فَسَلِّمْ عَلَيْهِمَا، فَسَلَّمْتُ فَرَدَّا، ثُمَّ قَالاَ: مَرْحَبًا بِالأَخِ الصَّالِحِ، وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ صَعِدَ بِي إِلَى السَّمَاءِ الثَّالِثَةِ، فَاسْتَفْتَحَ، قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قِيلَ: مَرْحَبًا بِهِ فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ فَفُتِحَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ إِذَا يُوسُفُ، قَالَ: هَذَا يُوسُفُ فَسَلِّمْ عَلَيْهِ، فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ، فَرَدَّ ثُمَّ قَالَ: مَرْحَبًا بِالأَخِ الصَّالِحِ وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ صَعِدَ بِي حَتَّى أَتَى السَّمَاءَ الرَّابِعَةَ فَاسْتَفْتَحَ، قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: أَوَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قِيلَ: مَرْحَبًا بِهِ، فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ فَفُتِحَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ إِلَى إِدْرِيسَ، قَالَ: هَذَا إِدْرِيسُ فَسَلِّمْ عَلَيْهِ فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ، فَرَدَّ ثُمَّ قَالَ: مَرْحَبًا بِالأَخِ الصَّالِحِ وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ صَعِدَ بِي، حَتَّى أَتَى السَّمَاءَ الخَامِسَةَ فَاسْتَفْتَحَ، قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قِيلَ: مَرْحَبًا بِهِ، فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ فَإِذَا هَارُونُ، قَالَ: هَذَا هَارُونُ فَسَلِّمْ عَلَيْهِ، فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ، فَرَدَّ ثُمَّ قَالَ: مَرْحَبًا بِالأَخِ الصَّالِحِ، وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ صَعِدَ بِي حَتَّى أَتَى السَّمَاءَ السَّادِسَةَ فَاسْتَفْتَحَ، قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: مَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ أُرْسِلَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قَالَ: مَرْحَبًا بِهِ، فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ فَإِذَا مُوسَى، قَالَ: هَذَا مُوسَى فَسَلِّمْ عَلَيْهِ فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ، فَرَدَّ ثُمَّ قَالَ: مَرْحَبًا بِالأَخِ الصَّالِحِ، وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، فَلَمَّا تَجَاوَزْتُ بَكَى، قِيلَ لَهُ: مَا يُبْكِيكَ؟ قَالَ: أَبْكِي لِأَنَّ غُلاَمًا بُعِثَ بَعْدِي يَدْخُلُ الجَنَّةَ مِنْ أُمَّتِهِ أَكْثَرُ مِمَّنْ يَدْخُلُهَا مِنْ أُمَّتِي، ثُمَّ صَعِدَ بِي إِلَى السَّمَاءِ السَّابِعَةِ فَاسْتَفْتَحَ جِبْرِيلُ، قِيلَ: مَنْ هَذَا؟ قَالَ: جِبْرِيلُ، قِيلَ: وَمَنْ مَعَكَ؟ قَالَ: مُحَمَّدٌ، قِيلَ: وَقَدْ بُعِثَ إِلَيْهِ؟ قَالَ: نَعَمْ، قَالَ: مَرْحَبًا بِهِ، فَنِعْمَ المَجِيءُ جَاءَ، فَلَمَّا خَلَصْتُ فَإِذَا إِبْرَاهِيمُ قَالَ: هَذَا أَبُوكَ فَسَلِّمْ عَلَيْهِ، قَالَ: فَسَلَّمْتُ عَلَيْهِ فَرَدَّ السَّلاَمَ، قَالَ: مَرْحَبًا بِالِابْنِ الصَّالِحِ وَالنَّبِيِّ الصَّالِحِ، ثُمَّ رُفِعَتْ إِلَيَّ سِدْرَةُ المُنْتَهَى، فَإِذَا نَبْقُهَا مِثْلُ قِلاَلِ هَجَرَ، وَإِذَا وَرَقُهَا مِثْلُ آذَانِ الفِيَلَةِ، قَالَ: هَذِهِ سِدْرَةُ المُنْتَهَى، وَإِذَا أَرْبَعَةُ أَنْهَارٍ: نَهْرَانِ بَاطِنَانِ وَنَهْرَانِ ظَاهِرَانِ، فَقُلْتُ: مَا هَذَانِ يَا جِبْرِيلُ؟ قَالَ: أَمَّا البَاطِنَانِ فَنَهْرَانِ فِي الجَنَّةِ، وَأَمَّا الظَّاهِرَانِ فَالنِّيلُ وَالفُرَاتُ، ثُمَّ رُفِعَ لِي البَيْتُ المَعْمُورُ، ثُمَّ أُتِيتُ بِإِنَاءٍ مِنْ خَمْرٍ، وَإِنَاءٍ مِنْ لَبَنٍ، وَإِنَاءٍ مِنْ عَسَلٍ، فَأَخَذْتُ اللَّبَنَ فَقَالَ: هِيَ الفِطْرَةُ الَّتِي أَنْتَ عَلَيْهَا وَأُمَّتُكَ، ثُمَّ فُرِضَتْ عَلَيَّ الصَّلَوَاتُ خَمْسِينَ صَلاَةً كُلَّ يَوْمٍ، فَرَجَعْتُ فَمَرَرْتُ عَلَى مُوسَى، فَقَالَ: بِمَا أُمِرْتَ؟ قَالَ: أُمِرْتُ بِخَمْسِينَ صَلاَةً كُلَّ يَوْمٍ، قَالَ: إِنَّ أُمَّتَكَ لاَ تَسْتَطِيعُ خَمْسِينَ صَلاَةً كُلَّ يَوْمٍ، وَإِنِّي وَاللَّهِ قَدْ جَرَّبْتُ النَّاسَ قَبْلَكَ، وَعَالَجْتُ بَنِي إِسْرَائِيلَ أَشَدَّ المُعَالَجَةِ، فَارْجِعْ إِلَى رَبِّكَ فَاسْأَلْهُ التَّخْفِيفَ لِأُمَّتِكَ، فَرَجَعْتُ فَوَضَعَ عَنِّي عَشْرًا، فَرَجَعْتُ إِلَى مُوسَى فَقَالَ مِثْلَهُ، فَرَجَعْتُ فَوَضَعَ عَنِّي عَشْرًا، فَرَجَعْتُ إِلَى مُوسَى فَقَالَ مِثْلَهُ، فَرَجَعْتُ فَوَضَعَ عَنِّي عَشْرًا، فَرَجَعْتُ إِلَى مُوسَى فَقَالَ مِثْلَهُ، فَرَجَعْتُ فَأُمِرْتُ بِعَشْرِ صَلَوَاتٍ كُلَّ يَوْمٍ، فَرَجَعْتُ فَقَالَ مِثْلَهُ، فَرَجَعْتُ فَأُمِرْتُ بِخَمْسِ صَلَوَاتٍ كُلَّ يَوْمٍ، فَرَجَعْتُ إِلَى مُوسَى، فَقَالَ: بِمَ أُمِرْتَ؟ قُلْتُ: أُمِرْتُ بِخَمْسِ صَلَوَاتٍ كُلَّ يَوْمٍ، قَالَ: إِنَّ أُمَّتَكَ لاَ تَسْتَطِيعُ خَمْسَ صَلَوَاتٍ كُلَّ يَوْمٍ، وَإِنِّي قَدْ جَرَّبْتُ النَّاسَ قَبْلَكَ وَعَالَجْتُ بَنِي إِسْرَائِيلَ أَشَدَّ المُعَالَجَةِ، فَارْجِعْ إِلَى رَبِّكَ فَاسْأَلْهُ التَّخْفِيفَ لِأُمَّتِكَ، قَالَ: سَأَلْتُ رَبِّي حَتَّى اسْتَحْيَيْتُ، وَلَكِنِّي أَرْضَى وَأُسَلِّمُ، قَالَ: فَلَمَّا جَاوَزْتُ نَادَى مُنَادٍ: أَمْضَيْتُ فَرِيضَتِي، وَخَفَّفْتُ عَنْ عِبَادِي.


٣٨٨٨: حَدَّثَنَا الحُمَيْدِيُّ، حَدَّثَنَا سُفْيَانُ، حَدَّثَنَا عَمْرٌو، عَنْ عِكْرِمَةَ، عَنِ ابْنِ عَبَّاسٍ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُمَا، فِي قَوْلِهِ تَعَالَى: ﴿وَمَا جَعَلْنَا الرُّؤْيَا الَّتِي أَرَيْنَاكَ إِلَّا فِتْنَةً لِلنَّاسِ﴾ [الإسراء: 60] قَالَ: «هِيَ رُؤْيَا عَيْنٍ، أُرِيَهَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ لَيْلَةَ أُسْرِيَ بِهِ إِلَى بَيْتِ المَقْدِسِ»، قَالَ: ﴿وَالشَّجَرَةَ المَلْعُونَةَ فِي القُرْآنِ﴾ [الإسراء: 60]، قَالَ: «هِيَ شَجَرَةُ الزَّقُّومِ».

Комментарии

Пока нет добавленных комментарий к этому материалу